Суббота, 20 Апреля 2024 года

Выступление Эльвиры Набиуллиной на пленарном заседании Совета Федерации

21 июня 2023
Северо-Западное ГУ ЦБ РФ
Северо-Западное ГУ ЦБ РФ
Тел: (812) 320 3675; факс: (812) 571 7060

Эльвира НабиуллинаБольшое спасибо за предложение выступить, тема сегодняшнего заседания действительно очень важна. Вопрос о том, как финансовый сектор участвует в развитии экономики на данном этапе. Это вопрос и о том, насколько наша финансовая система адаптировалась к произошедшим изменениям и что нужно сделать, чтобы финансовый сектор, сохраняя свою устойчивость, поддерживал процесс изменения структуры экономики и создал бы опору для роста в будущем.

Сегодня я хотела бы остановиться на следующих моментах. Первое - это макроэкономическая ситуация и наша политика по сохранению макростабильности. Второе - банковский сектор и изменения в регулировании, которые поддерживают структурную трансформацию. Третье - развитие фондового рынка. И последнее - безопасность, прозрачность финансового рынка для людей, защита прав потребителей финансовых услуг.

Экономика восстанавливается быстро, и это благодаря тому, что гибко и эффективно работает частный сектор. Бизнес не просто справился, он строит планы. Индикаторы бизнес-климата находятся вблизи 10-летних максимумов, экономическая активность восстанавливается очень быстро. У нас уже есть компании, которые работают в три смены, многие секторы, компании активно нанимают новых сотрудников, их часто не хватает. Эти тенденции, конечно, радуют. Но чтобы бизнес не потерял этот импульс развития в новых условиях, мы должны обеспечить низкую инфляцию. Это залог долгосрочных инвестиций, привлечения с рынка финансирования по комфортным ставкам.

Именно поэтому, понимая, что есть и заметные проинфляционные риски со стороны бюджета, рынка труда, поскольку быстро растет внутренний спрос и начало расти потребительское кредитование, мы проводим очень аккуратную денежно-кредитную политику.

Мы абсолютно убеждены, что инфляция - это важнейший якорь в экономике, низкая и предсказуемая инфляция- это залог уверенности граждан, бизнеса в завтрашнем дне и их готовности инвестировать в нашу экономику, в нашу страну. Это вопрос реальных доходов населения, доходов, которые не съедаются ростом цен.

Мы уделяем особое внимание рискам финансовой стабильности. То, как финансовый сектор прошел прошлый год, не должно приводить к выводу, что мы вообще неуязвимы. Наоборот, это показывает, что очень внимательный мониторинг рисков финансовой стабильности, своевременное их купирование, борьба с потенциальными внутренними дисбалансами - они абсолютно необходимы для устойчивости в долгосрочной перспективе. Особенно сейчас, когда ситуация так быстро меняется и внешние условия остаются крайне агрессивными.

Так, например, с точки зрения внутренних возможных дисбалансов нас беспокоит ипотека, которая была накачана и льготными, и псевдольготными программами. Сейчас с помощью наших мер мы ограничиваем темпы выдач ипотеки с низким первоначальным взносом, чтобы ипотека росла именно сбалансированно, а не за счет того, что мы перегружаем людей долговой нагрузкой, которую они не в состоянии вынести, и так чтобы это не приводило просто к росту цен на жилье.

Также мы внимательно будем смотреть за темпами розничного кредитования. Этот сегмент сильно просел в прошлом году, но сейчас тоже восстанавливается быстро, и важно, чтобы он не рос быстрее, чем растут доходы людей, так как это приведет опять к чрезмерной долговой нагрузке наших граждан, и это может создать риски опасного роста закредитованности людей. Особенно с учетом того, что некоторые банки путают людей, прячут реальную стоимость кредита за комиссиями и дополнительными услугами. И с этим тоже надо бороться, я подробно остановлюсь на этом чуть позже.

Теперь о банковском секторе и его роли в структурной трансформации.

Банковский сектор сейчас играет важную роль в восстановлении и в дальнейшей структурной трансформации экономики. Корпоративные кредиты достаточно быстро растут, и, например, годовые темпы роста кредита, если брать апрельские цифры, это 17,1%. То есть это хорошие темпы роста корпоративного кредита. Но сейчас надо направить потенциал кредитования на ключевые для экономики проекты. И для этого мы включили элементы стимулирующего регулирования. На основе таксономии (проще - критериев отбора) проектов, которую установило Правительство, банки смогут выдавать кредиты с меньшей нагрузкой на капитал. Если они этим воспользуются, за счет этого решения на расширение кредитования высвободится капитала до 10 трлн рублей дополнительно.

Отдельный большой плюс стимулирующего регулирования - это то, что используются рыночные механизмы, которые заведомо более прозрачны, эффективны для бизнеса, чем административные. Потому что если бы просто решили раздать по списку компаниям дешевые кредиты, то, во-первых, мы бы рисковали результатом: те, у кого больше лоббистский ресурс, далеко не всегда самые эффективные, скорее, напротив, часто хроническую неэффективность они лечат мерами господдержки. Во-вторых, с учетом масштабности трансформации такая программа сделала бы ставки для остальных более дорогими. И реально эффективные компании оказались бы отрезанными от доступного кредита.

Поэтому мы считаем, что такое стимулирующее регулирование банков должно оказаться действенной мерой. Мы будем мониторить, как это всё разворачивается на практике. Кстати, мы распространяем стимулирующее регулирование уже на кредиты, выданные в прошлом году, с 30 сентября, для того, чтобы те банки, которые кредитовали эти проекты, тоже могли бы воспользоваться такими мерами стимулирования. Конечно, стимулирующее регулирование, его эффект, могли бы усилить решения Правительства по поддержке такого рода проектов, важных для экономики, прежде всего - по расширению государственных гарантий и увеличению роли институтов развития. На наш взгляд, совершенно справедливо, что когда государство понимает важность проекта, оно делит риски с банками. И гарантия - это должна быть настоящая гарантия, безусловная и безотзывная, и, выдав ее, государство обещает не покинуть проект в критический момент. Это проекты для роста благосостояния общества, и здесь действительно государство и частный бизнес должны полагаться друг на друга. Государство на банки - в том, что касается отбора качественных проектов, которые будут получать кредитование. Банки на государство - в том, что если государство приоритет определило, то оно и риски понимает и разделяет их с банками.

Что же касается институтов развития, то мы посмотрели, в международной практике они играют важную роль, поддерживая финансирование МСП, внешнеторговую деятельность, сельское хозяйство и инфраструктуру, а также инновационные и технологические проекты. В России показатель активов крупнейших институтов развития к ВВП - невысокий. Например, активы ВЭБ.РФ - это около 3% ВВП в 2021 году. Для примера, в Китае активы трех крупнейших банков развития - до 26% ВВП, в Бразилии активы крупнейшего института - до 6,9% ВВП. То есть там институты развития играют большую роль. На наш взгляд, у нас есть потенциал для наращивания роли институтов развития. Потому что опять же - переложить только на банки финансирование всех стратегически значимых направлений просто невозможно, потому что они не должны брать те риски, которые будут угрожать их финансовой устойчивости и будут угрожать вкладчикам и кредиторам. Банки не могут финансировать убыточные проекты, должно быть софинансирование со стороны государства институтов развития. Поэтому, например, мы прорабатываем с ВЭБ и Правительством механизм фонда акционерного капитала. С помощью этого механизма банки смогут через специальные паевые фонды входить в капитал проектов в рамках фабрики проектного финансирования ВЭБа.

Для нас важно, чтобы банки - а это кровеносная система экономики - доставляли финансирование всем, кому нужен кредит, и кто может его обслуживать. И региональному малому бизнесу в особенности. Поэтому мы развиваем все сегменты банковского рынка. У нас есть небольшие банки, банки с базовой лицензией. Нас какое-то время назад очень беспокоило, что многие из них, несмотря на то, что мы упростили требования к таким банкам, дали новые возможности, испытывали трудности с выбором бизнес-модели. И поэтому буквально недавно на встрече мы представили им концепцию развития: предлагаем модели, назвали их «Альянс» и «Зонтик», когда банки могут объединять усилия и использовать ресурсы более крупных игроков для снижения своих издержек и расширения бизнеса, потому что мы понимаем, что издержки растут - и на защиту от киберрисков, и на информатизацию. Каждый небольшой конкретный банк не может потянуть, а он очень важен для региона, для финансирования регионального бизнеса. Поэтому такие модели кооперации мы предложили, будем обсуждать с банками с тем, чтобы они могли оказывать необходимые услуги прежде всего по кредитованию малого и среднего бизнеса.

И несколько слов о выходе из регуляторных послаблений. Мы, как и в прошлые кризисы, применяли этот инструмент, в этот раз применяли его масштабно. Но особенность этого кризиса - это такой внешний, непреодолимый характер препятствий, поэтому мы даем банкам длительный период выхода из регуляторных послаблений. Например, пять лет на восстановление объема надбавок к капиталу. Отдельно стараемся создать комфортные условия для работы с замороженными активами, потому что у некоторых банков такая проблема есть. Тут банки действительно никак не могут повлиять на ситуацию. И мы банкам даем 10 лет на создание резервов под эти замороженные активы, при этом их можно выделять на отдельные юрлица, если есть обязательства перед нерезидентами. Я хотела бы отметить, что этот комфортный режим мы можем применять, потому что банки устойчивы, у нас нет опасений, что они скрывают какие-то проблемы и пользуются послаблениями, чтобы скрыть эти проблемы. Мы этого не видим, поэтому мы и готовы пойти на такие послабления, чтобы дать им возможность постепенно восстановиться.

Теперь о развитии фондового рынка. У нас исторически банки играли ведущую роль в финансировании экономики. На них приходится почти 80% активов финансового сектора. Но банки не всегда могут быть источником длинных ресурсов. К чему приводят долгосрочные вложения при краткосрочных депозитах, мы сейчас наглядно увидели на примере банковского кризиса в США. Конечно, таких вещей допускать нельзя.

Долгосрочное финансирование компании должно быть, прежде всего, долевым. Компании должны получать его на рынке капитала. Это защищает от того, чтобы рост экономики не обрушился бы под ростом долговой нагрузки.

И хотя, конечно, мы сейчас переживаем сложный этап - турбулентность прошлого года, уход инвесторов из недружественных стран, потери инвесторов из-за заморозки активов, - все это затормозило развитие фондового рынка. Но, во-первых, не блокировало его. Буквально на этой неделе у нас индекс Московской Биржи вернулся на 2800 пунктов, выше уровня апреля прошлого года. Во-вторых, отложить развитие фондового рынка до лучших времен нельзя, потому что оно нужно именно сейчас, в период структурной трансформации. Когда компаниям надо не просто расширяться, но строить долгосрочные планы и получать долгосрочные инвестиции.

Мы видим значительный потенциал по расширению долевого финансирования в рамках как секторов экономики, так и отдельных компаний. Чтобы этот потенциал использовать, нужны меры, направленные как на инвесторов, которые формируют спрос на ценные бумаги, так и на эмитентов, которые выпускают ценные бумаги. Важно здесь и наличие продуктов специальных.

Важно здесь и наличие продуктов специальных. Так, институт индивидуальных инвестиционных счетов (ИИС) был внедрен восемь лет назад, и сейчас находятся в обращении ИИС первого и второго типа, льготы по ним предоставляются при владении более трех лет. За 8 лет мы увидели значительный рост интереса частных инвесторов к фондовому рынку. И этот инструмент хорошо себя зарекомендовал. Но мы сейчас нацелены на то, чтобы обеспечить более длинный горизонт этих инвестиций, для чего прорабатывается ИИС-3. И здесь нужны будут дополнительные решения.

Программа долгосрочных сбережений для инвестиций сроком более 10 лет - это новый инструмент, который разрабатывает Минфин совместно с нами. Программа подойдет для осторожных инвесторов, менее активных участников фондового рынка. Мы вообще считаем, что новичкам нужно больше полагаться на инструменты коллективных инвестиций, доверять профессионалам, а не нырять с головой в омут самостоятельной торговли на рынке.

Новым инструментом для инвесторов станет и долевое страхование жизни - это долгосрочное страхование с участием страхователя в инвестициях в целях получения дополнительного дохода. Этот инструмент тоже будет характеризоваться высоким уровнем прозрачности, когда можно будет и выбирать активы, и следить за динамикой дохода, и менять активы для инвестиций.

Для усиления роли институциональных инвесторов мы будем менять регулирование, чтобы создать большие стимулы для инвестиций в облигации российских эмитентов для финансирования проектов технологического суверенитета и адаптации. В частности, предполагается снижение требований к соответствующим облигациям при расчете достаточности капитала, послабления в рамках стресс-тестирования для НПФ и выделение специального 5%-ного лимита для ПИФ.

Мы сейчас по понятным причинам ориентируемся в основном на внутреннего инвестора, но мы должны создавать условия и для прихода инвесторов из дружественных стран. Это не так просто, надо выстроить каналы взаимодействия, в том числе для внешнеэкономической деятельности, для расчетов и платежей. Мы сейчас ведем большую кропотливую работу со странами-партнерами по выстраиванию таких цепочек платежей, развитию независимой инфраструктуры. Будем применять для этого меры.

Что касается стимулирования эмитентов, мы считаем правильным сфокусировать поддержку тоже на компаниях, которые участвуют в трансформации экономики. Надо расширить на эту группу компаний практику, которая применяется в основном к малому и среднему бизнесу. Сейчас завершается разработка критериев таких компаний, чтобы утвердить их в законодательстве.

И, конечно, очень важна для инвестиций доступная и качественная информация об эмитентах и инструментах. Без раскрытия информации инвестиций не будет. Поэтому нам надо восстанавливать публикацию отчетности. Санкционные риски при этом есть, мы это все прекрасно понимаем. Но важно, чтобы под шумок таких рисков санкций не скрывали информацию, которая нужна для развития рынка. И действительно эта информация может публиковаться в агрегированном виде с изъятиями по чувствительным темам. Но она должна, на наш взгляд, публиковаться. Это очень важно для восстановления доверия.

Второй важный вопрос, чтобы восстанавливать доверие, - это работа с замороженными активами. Это сложная проблема, потому что корень ее решения находится в недружественных юрисдикциях. Мы ищем разные варианты. И будем предлагать эти варианты для того, чтобы восстанавливать доверие на рынке.

И последняя тема по порядку, но равная, если не превосходящая остальные по значимости, - это защита прав потребителей финансовых услуг. У нас объем откровенно недобросовестных практик снижается. Мы это видим и по нашему мониторингу рынка, и по числу жалоб. Здесь очень помогли полномочия, которыми нас наделили законодатели, по обратному выкупу плохих продуктов. Но все равно мы сталкиваемся периодически с навязыванием услуг и другими нарушениями интересов людей.

И здесь очень важны решения, в том числе законодательные, по раскрытию полной стоимости кредита. Сейчас банки пытаются прятать за комиссиями и дополнительными продуктами реальные ставки, люди не понимают, какие ставки. Мы пока дали банкам рекомендации по тому, как раскрывать информацию о кредите. Но, конечно, нужны более жесткие меры. Изменения в закон, в требования к рекламе кредитов, чтобы не вводить людей в заблуждение.

Конечно, нечестный креатив банков и других финансовых организаций - это плохо, но куда страшнее, когда люди попадают в руки мошенников. И после этого они будут вообще избегать финансового сектора, хранить деньги дома, эти деньги не будут работать на экономику.

Поэтому борьба с мошенниками всех видов - от пирамид до социальной инженерии - это важная часть нашей работы.

Мы поддерживаем законопроект Николая Андреевича Журавлева о запрете нерегулируемым компаниям привлекать средства граждан. Это позволит блокировать возможности для пирамид собирать деньги с населения куда быстрее. Потому что сейчас, когда мы видим признаки пирамиды, немало времени уходит на то, чтобы доказать, что пирамида - это пирамида.

Вторая значимая инициатива - это самозапрет на выдачу займов и кредитов, потому что сейчас мошенники полюбили схему, при которой при участии человека или даже без него оформляют на него кредиты. У нас много жалоб на эту тему. Если человек будет иметь возможность ввести самозапрет, выдать ему кредит будет нельзя. Если же человеку понадобится кредит, он сможет снять запрет, но мы предлагаем, чтобы снятие запрета работало с лагом, чтобы человек не поддался на уговоры мошенников, сразу не снял этот запрет, чтобы не смог себе навредить, дать ему время понять, что реально происходит.

Это наиболее актуальные сейчас инициативы, где мы очень ждем поддержки сенаторов. Но, конечно, это не исчерпывает всю нашу работу по защите потребителей финансовых услуг и инвесторов. Я не буду перечислять все меры. Это и обновление критериев квалифицированных/неквалифицированных инвесторов, рынок рассрочки нужно регулировать, вопросы рекламы в Интернете и многое другое. Все эти инициативы находятся в проработке, и я благодарю сенаторов за ту поддержку, которая оказывается таким законодательным инициативам, мы это очень чувствуем, большое спасибо за конструктивный подход.

И хотела бы в завершение отметить, что у нашей экономики, несмотря на внешние трудности, несмотря на масштабные внутренние задачи, есть возможности для устойчивого развития. И финансовый рынок должен сыграть большую роль в том, чтобы эти возможности реализовать. Мы это понимаем, и те изменения, которые мы вносим в регулирование, в нашу политику, - это донастройка системы для того, чтобы эти задачи выполнить.

 

Новости банка

195196, г. Санкт-Петербург, ул. Рижская, дом 1 (БЦ "Р1"), офис 200

Все права защищены. © Академия Бизнес-Финанс 2024.
Разработка сайта - Pyramid IT