Суббота, 04 Июля 2020 года

Заявление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной по итогам заседания Совета директоров 19 июня 2020 года

19 июня 2020
Северо-Западное ГУ ЦБ РФ
Северо-Западное ГУ ЦБ РФ
Тел: (812) 320 3675; факс: (812) 571 7060
-
pc@mail.spb.cbr.ru

Эльвира НабиуллинаСегодня Совет директоров решил снизить ключевую ставку на 100 базисных пунктов, до 4,50% годовых.

Один процентный пункт - это гораздо больше, чем те шаги, которые мы делали в последние несколько лет. И хотя это решение было ожидаемо и аналитиками, и финансовым рынком, считаю полезным объяснить, почему в текущей ситуации требуется именно такой шаг.

Кардинальное изменение экономической ситуации уже в апреле указывало, что дезинфляционные факторы преобладают на среднесрочном горизонте. В этих условиях был необходим переход к мягкой денежно-кредитной политике. И тогда мы приняли решение снизить ставку на 0,5 процентного пункта.

Что произошло за полтора месяца с предыдущего решения по ставке? И какие основания снизить ставку еще на 1 процентный пункт сейчас?

Во-первых, ситуация в экономике развивается так, что дезинфляционный эффект будет даже более сильным, чем мы предполагали в апреле. Ограничительные меры действовали дольше и снимаются постепенно. Плюс к этому максимальное сокращение добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+ продлено на июль, что несколько увеличит и прямые, и вторичные эффекты. То есть падение спроса в II квартале, видимо, будет несколько глубже, а восстановление - несколько более растянуто во времени, чем мы полагали полтора месяца назад.

Во-вторых, действие краткосрочных проинфляционных факторов, которые мы учитывали при принятии решения в апреле, исчерпано. Месячная инфляция в мае существенно замедлилась по сравнению с апрелем, и текущий рост цен с исключением сезонности в пересчете на год сейчас - вблизи или даже несколько ниже 4%. Инфляционные ожидания снизились после их временного роста в марте-апреле.

В-третьих, денежно-кредитные условия в мае-июне начали смягчаться после ужесточения в марте-апреле - это видно и по индикаторам финансовых рынков, и по опросам предприятий. Этому способствуют программы государственной поддержки заемщиков - как пострадавших от пандемии предприятий, так и населения. Но требуется значимое дополнительное смягчение денежно-кредитных условий, учитывая масштаб дезинфляционных тенденций.

В-четвертых, существенно снизились риски для финансовой стабильности. Ситуация на рынках нормализовалась, значительно уменьшилась волатильность, сократились премии за риск, цены на нефть вернулись к уровню 40 долларов за баррель.

Таким образом, события последних полутора месяцев в полной мере подтвердили наличие пространства для существенного снижения ключевой ставки. И мы его используем. На следующих заседаниях мы будем оценивать, насколько целесообразно дальнейшее снижение ключевой ставки.

Теперь - о том, от чего это зависит и каковы наши ожидания.

По оперативным индикаторам сейчас мы видим признаки частичного восстановления экономической активности. Это связано с постепенным смягчением ограничительных мер в большинстве регионов. Но потребуется время, чтобы восстановить производственные и логистические цепочки. За прошедший период могли измениться инвестиционные и производственные планы бизнеса, потребительские предпочтения. Возможно, что сейчас население будет более осторожно относиться к расходам, предпочтет экономить, откладывать крупные или необязательные покупки. Так или иначе, все это может отразиться на потенциальных темпах роста экономики, а также скорости ее восстановления. Оценить влияние на потенциал сразу сложно. Многое будет зависеть от темпов восстановления мировой экономики, ситуации с пандемией и снятия ограничений, от настроений и ожиданий бизнеса и населения.

Текущая экономическая ситуация потребовала дополнительных мер государственной политики и, в частности, бюджетных мер поддержки бизнеса и населения. Планируемый объем бюджетных мер расширяется. В настоящее время Правительство работает над общенациональным планом восстановления экономики. Он направлен как на преодоление экономических последствий коронавируса, так и на восстановление, а затем и повышение потенциала экономики. Мы участвуем в обсуждении этого плана и будем учитывать его при проведении денежно-кредитной политики.

Как мы отмечали ранее, основные негативные эффекты ограничений придутся на II квартал, в III-IV кварталах последует восстановление. Полное возвращение ВВП к уровням 2019 года, вероятно, произойдет только в первой половине 2022 года. При этом позитивный эффект смягчения денежно-кредитной политики в основном проявится в 2021 году. Это объясняется не только стандартными лагами действия денежно-кредитной политики. Это связано с возросшими кредитными рисками, которые повышают стоимость заемных средств. Существенное снижение ключевой ставки как раз необходимо, чтобы компенсировать эти эффекты и обеспечить ощутимое смягчение денежно-кредитных условий для экономики.

Что касается внешних условий, то они будут оставаться непростыми. Да, решительные действия правительств и центральных банков обеспечили быструю стабилизацию финансовых рынков. Однако фундаментальные показатели мировой экономики остаются слабыми. Распространение пандемии пока взято под контроль не во всех странах, ограничения во многом сохраняются, что не добавляет оптимизма. На прошлой неделе Всемирный банк и ОЭСР ухудшили свои прогнозы для мировой экономики на 2020 год. Кроме того, сохраняются геополитические риски, которые также могут оказать негативное влияние на мировой экономический рост. Это прежде всего касается ограничений в торговых отношениях между крупнейшими экономиками.

Низкие темпы роста мировой экономики - это экономическая реальность, с которой мы еще долго будем считаться. Для России это означает ограниченные возможности наращивания экспорта, в том числе в связи с обязательствами в рамках сделки ОПЕК+.

В этих условиях баланс рисков остается смещенным в сторону дезинфляционных факторов. Они в основном связаны с неопределенностью развития ситуации с пандемией в России и мире, скоростью восстановления экономики по мере смягчения ограничительных мер.

Многое будет зависеть от среднесрочной бюджетной политики. Не только от принимаемых сейчас мер поддержки, но и от планов последующей бюджетной консолидации - от того, как быстро и на каком горизонте она будет происходить.

Наша текущая политика направлена на формирование мягких денежно-кредитных условий в экономике в условиях низкого инфляционного давления и преобладающих дезинфляционных рисков. По мере того как экономика будет возвращаться к своему потенциалу, сформируются условия для возвращения к нейтральной политике. В какие сроки это произойдет - будет зависеть от совокупности всех факторов, как внутренних, так и внешних. Они уже были упомянуты выше. В конечном счете наша денежно-кредитная политика - и в период, когда она была жесткой, и сейчас, когда она стала мягкой, - направлена на достижение цели Банка России - стабилизацию инфляции вблизи 4%.

 

Новости банков

194044, Санкт-Петербург, Пироговская наб., д. 5/2, гостиница "Санкт-Петербург"

Все права защищены. © Академия Бизнес-Финанс 2020.
Разработка сайта - Pyramid IT